+7 (925) 684-34-32 info@stilosgroup.ru
Заказать звонок

Субсидиарная ответственность руководителя предприятия-банкрота

 

Часто при банкротстве предприятия генерального директора притягивают к субсидиарной ответственности. Но что делать, если отметки в трудовой книжке сообщают о том, что он уволен, однако позиция единоличного исполнительного органа до сих пор закреплена за ним? Разобраться в этом помогут реальные примеры из практики.

Полномочия или реестр?

Информация о единоличном исполнительном органе отображается в Едином государственном реестре юридических лиц. Если в данном отношении на предприятии что-то меняется, то и в реестр вносится отметка, подкрепленная соответствующим заявлением. Это заявление должно подписать лицо, данные о котором присутствуют в реестре как о руководителе.

Однако, вывод судебных органов немного ошибочен. Если подается заявление на смену данных о единоличном исполнительном органе предприятия, новые данные всегда будут отличаться от уже существующих в реестре. И запрос в реестр как раз является стремлением это несоответствие устранить. При этом в п. 1 ст. 9 Закона о регистрации к заявителям причисляется руководитель постоянно работающего исполнительного органа регистрируемого предприятия.

Законодательство не связывает получение или прекращение полномочий единого исполнительного органа с тем, что сведения об этом были внесены в реестр. Такая же позиция отражается и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 14.02.2006 № 12049/05.

Виноват руководитель?

Чаще всего, если нет решения о прекращении полномочий гендиректора, то отметка в его трудовой книжке об увольнении из предприятия не доказывает того, что у этого лица нет полномочий единого исполнительного органа. Законодателю следовало бы уточнить процедуру и основания внесения отметки в трудовую книжку, а также такой вопрос, как право корпоративного контроля единоличного исполнительного органа в случае увольнения. Такая необходимость подтверждается судебной практикой, в частности – конкретным случаем, о котором пойдет речь.

Постановление 13-того апелляционного арбитражного суда от 09.06.2012 г. по делу № А56-36765/2009-субс свидетельствует: суд установил, что А.Н. Иудин, гендиректор ООО «Монолит-СПб» соответствующим образом не прекратил свои полномочия гендиректора предприятия, не представил собранию участников ООО решение прекратить такие полномочия и, соответственно, не утратил контроль над деятельностью предприятия. Помимо этого, гражданин не предоставил никаких доказательств того, что после 8 января 2008 г. он передал документы для их хранения или изъятия.

Отметка в трудовой книжке гласит, что генеральный директор уволен, однако суд не имеет оснований, чтобы отстранить А.Н. Иудина от ответственности. Ведь законодательство сообщает о том, что гендиректор обязуется обеспечить подходящий учет и сохранность всех документов предприятия, а при признаках его банкротства – принять соответствующие меры.

В результате этого дела суд постановил, что А.Н. Иудин (без информации о замене единоличного исполнительного органа) может и должен считаться руководителем, на которого и возлагается субсидиарная ответственность (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве).

Увольнение не важно?

Кроме того, что в трудовой книжке должна быть отметка об увольнении исполнительного органа, следует решить, кто же по факту исполнял такие обязанности. Наглядным примером является следующая ситуация.

Постановление ФАС ДО от 06.06.2006 г., 30.05.2006 г. № Ф03-А51/06-1/1386 по делу № А51-3327/05-19-68 свидетельствует: в деле фигурируют данные о внесении отметки в реестр о том, что юридическое лицо регистрировано до 1 июля 2002 г., ООО «Строитель» 10 февраля 1993 г. зарегистрировано администрацией г. Большой Камень Приморского края. Устав в новой редакции утвержден от 24 сентября 1999 г. и зафиксирован администрацией ЗАТО г. Большой Камень 25 октября 1999 г. Суд, взяв во внимание отметку в трудовой книжке В.Е. Сергеева об увольнении 20 марта 1997 г., не решил вопрос, кто по факту выполнял обязанности исполнительного органа предприятия. Помимо этого, не была дана оценка отметки об увольнении гражданина В.Е. Сергеева как гендиректора с 20 марта 1997 г., так как в деле также присутствует протокол собрания учредителей ООО от 29 октября 1999 г. об избрании директором В.Е. Сергеева.

Без выяснения таких обстоятельств решение суда по отсутствию полномочий на оспариваемую сделку В.Е. Сергеевым выступает преждевременным. И поэтому решение от 20 декабря 2005 г. подлежало отмене, а дело было отослано на новое рассмотрение.

Так, если, несмотря на отметку об увольнении, исполнительный орган будет считаться субсидиарно ответственным, то соответственно п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве директор предприятия должен на протяжении 3-х дней после того, как утвержден конкурсный управляющий, обязуется передать ему документацию, печати и др.

Ответственности нельзя избежать

Чтобы не быть притянутым к ответственности, следует предоставить доказательства, которые будут свидетельствовать о наличии документов предприятия или их утрате по причинам, которые не зависят от директора. Но даже если документация утрачена даже при форс-мажоре – это не снимает ответственности с руководителя за ее сохранение. Этот вывод подтверждают судебные случаи, в частности – следующий.

Постановление 13-того апелляционного арбитражного суда от 09.06.2012 по делу № А56-36765/2009-субс свидетельствует: конкурсный управляющий предприятия предоставил обоснованный иск к А.Н. Иудину о его привлечении к субсидиарной ответственности по невыполненным обязательствам (согласно п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве). Необходимость доказательства других оснований относительно убытков суд не усматривает, так как состав правонарушения по этой норме имеет формальный характер. Он свидетельствует о фактическом отсутствии документации предприятия, за хранение которой должен нести ответственность А.Н. Иудин. С его стороны не было представлено доказательств наличия документов или их утраты по причинам, которые от него не зависели. В результате, апелляционный суд отменил обжалуемый акт и удовлетворил иск конкурсного управляющего предприятия «Монолит-СПб».